Логотип Тагильский Рабочий

Атлант расправляет плечи. Династия тагильских врачей Неволиных

А на досуге старший Неволин читает книги по антропологии. Тайны науки о цивилизации, возникновении у наших предков способности думать до сих пор его не отпускают. Как в юности, когда именно эта страсть к познанию истоков разума вперемешку с чтением знаменитых фантастов привела романтичного юношу, сына известного на всю Лысьву сапожных дел мастера, к решению поступать в медицинский институт. И не просто на лекарское дело, а попасть в сложнейший и загадочный мир операционных.

Изображение Атлант расправляет плечи. Династия тагильских врач Скачать изображение в формате JPG

Сам я - пермский


Так говорит про себя старший Неволин. И обязательно прибавляет: «Но люблю наш город-курорт Нижний Тагил. Здесь сбылись мои юношеские мечты, сложилась династия».
Он не кривит душой. Владимир Неволин действительно обожает Нижний Тагил с его историей, непростым характером, большими возможностями, открывающимися для по-настоящему сильных людей. Здесь Владимир Анатольевич стал первым в фамильном подряде медиков различных специальностей, растущем год от года. Вместе с ним в нем шесть представителей профессии, большая часть – специалисты по работе нервной системы и хирургии. Четверо из династии работают в городской больнице №1.

О каждом из них можно написать отдельный очерк. Особенно о представительницах прекрасной (точно уж не слабой) половины когорты Неволиных.

Супруга Нина Николаевна и жена старшего сына Анна Игоревна – разумеется, тоже медики. Так уж сложилось, что им обеим в разное время пришлось, не раздумывая и не взвешивая плюсы-минусы для себя, отправиться за мужьями в рабочий Нижний Тагил, чтобы оставаться всегда рядом. Таков принцип рода.

Поэтому у Неволиных не просто династия, у них семейное наставничество. Весной 2022-го старший Владимир передал руководство отделением нейрохирургии своему сыну Дмитрию. Сам возглавил больничный операционный блок в ГБ №1, где проводят до 20 экстренных и плановых хирургических вмешательств ежедневно, включая тяжелые травмы после ДТП, огнестрельные, ножевые повреждения.

- Владимир Анатольевич, как не побоялись переложить ответственность на сына?

- Для того и сыновья, чтобы отцы не боялись передать им свое дело, а они выполняли нашу работу лучше, чем мы, - отвечает Владимир Неволин. - Мой сын Дмитрий талантливее, чем я, оперирует. Это благодаря ему у нас стали больше применять хирургию под микроскопом. И сформировался коллектив-единомышленников: после ординатуры в Екатеринбурге Дмитрий вернулся в Нижний Тагил не только вместе с молодой женой, но и с коллегами по работе в 36-й больнице. Заманили тагильские перспективы жителей столицы Урала. К нам идут романтики, фанаты. У нас строгая дисциплина, множество рутинных обязанностей, стрессовые ситуации, ненормированные рабочие смены, поэтому удерживаются только те люди, которым это интересно, - повторяет Владимир Неволин.

Младший сын, названный в честь отца Владимиром, тоже работает по нервной системе. Он врач-невролог, мануальный терапевт екатеринбургского вертеброцентра. А научным руководителем в этом учреждении трудится племянник Неволина - Евгений Иванов. Много лет назад Женя и Дима вместе готовились к поступлению в мед.

Старшая из женщин, супруга Владимира Анатольевича Нина Николаевна Неволина, всю жизнь в медицине. Она провизор, руководит в 1-й горбольнице фармацией. Жена Дмитрия Анна Игоревна Неволина – врач-гинеколог. Тоже – в 1-й больнице. Сейчас находится в декретном отпуске с третьей дочкой Надеждой. Когда Дмитрия спрашивают, хотел бы он, чтобы династия медиков Неволиных продолжалась, отвечает, что дочерям нужно будет самим принять решения, но ведь не зря младшую назвали Надеждой…


С доцентом за пескарями


- Передался мне отцовский ген – тяга к тому, чтобы делать свое дело классно, - проводит параллель Владимир. - Он хоть и недолго прожил, всего 41 год, но скольких людей счастливыми сделал! Уважали его и любили за то, что руки были золотые: всей округе тачал модные сапоги и модельные туфли. В быткомбинате и на дому работал. Мог на швейной машинке «Зингер» хоть кожу сшить, хоть кружева обработать. Я хотел, как он, стать виртуозом в чем-то определенном. Только притягивали меня другие загадки и тайны. К примеру, передача мыслей на расстоянии. Или почему на протяжении миллионов лет наши предки постепенно наращивали объем мозга. А потом, примерно 20–25 тысяч лет назад, эта тенденция развернулась, и мозг стал уменьшаться, причем гораздо быстрее, чем до этого рос. Это что, пагубное влияние цивилизации? Мне было интересно все, что касается человека, - история, биология, химия, генетика. Курсы различные посещал. Вместе с доцентом кафедры гистологии на рыбалке бывали.

С удочками сидели на берегу и ловили пескарей, чтобы после их … препарировать. По срезам пропустить электрические провода, провести опыты по изучению работы нервной системы.
Неволин и сейчас ищет ответы на вопросы работы нейронов мозга. Хотя за плечами уже больше четырех десятков лет заведования отделением нейрохирургии.

Присвоение «Медицинского Олимпа», своего рода «Оскара» в здравоохранении, – премии, вручаемой лучшим врачам Свердловской области. Ежедневное пребывание по ту сторону тайны мозга, работа с самой малопонятной науке субстанцией – нашим «серым» веществом.

Врачи-нейрохирурги не только видят во время операций мозг, они с ним соприкасаются (произносить «трогают» не советую, профессионалов раздражает такой простецкий подход к описанию сложнейших манипуляций). Счет спасенных жизней Неволины давно перестали вести – до пяти тысяч операций Владимир Анатольевич еще записывал, затем бросил. Но всех и каждого своего больного помнит.


Не Ташкент, но душу греет


Пациентка по фамилии Курмышева стала первой, кому молодой доктор Владимир Неволин 40 лет назад провел костно-пластическую трепанацию. Женщина поступила после тяжелейшей травмы, у нее выявили субдуральную гематому – это опасное для жизни кровоизлияние в полость черепа. Шансов было немного, но все сложилось удачно.

Нейрохирурги работали тогда еще без микроскопов с бинокулярной лупой. Не было компьютерных томографов.

До первой в его жизни самостоятельной операции на мозге, проведенной в тагильской больнице №1, прошло больше четырех лет: вроде немного, но в этот срок вошли одни из самых важных событий начинающейся тогда династии.

- Нину впервые увидел на спортплощадке, - вспоминает Владимир Анатольевич. - Красивая, веселая. Наши студенческие общежития в Перми рядом располагались – мой медицинский и ее фармацевтический. Между прочим, уникальный вуз. Таких было всего шесть на весь СССР. Мы частенько волейбольные турниры устраивали – медики лучше других знают цену подвижному образу жизни. Спорт, турпоходы – это и сейчас наше любимое увлечение.

Оно, кстати, сразу же замечается по осанке, выправке и настрою доктора почтенного возраста. Когда Неволину вручали в Екатеринбурге «Медицинский Олимп», он поразил всех, что в свои 60+ не пошел по ступенькам на сцену, а лихо запрыгнул на подиум и после одним прыжком спустился. Журналисты интересовались - «Как удается сохранять завидную спортивную форму?»

- Тех, кто со спортом не дружит, я на операционном столе вижу. Хотя, признаться, у меня из физкультуры только туризм. С женой, сыновьями и внучками весь Урал прошли, всю Чусовую. Операции нередко требуют помимо знаний и навыков серьезной физической выносливости. Поэтому многие хирурги обязательно занимаются бегом или в тренажерный зал ходят, чтобы суметь простоять иногда до 8-10 часов с микроскопом и медицинским инструментарием.


Совокупность признаков


Неволин продолжает вспоминать:

- После получения диплома фармацевта Нине выдали распределение в Ташкент, мне - в Лысьву. Но теплые края моя любимая с легкостью поменяла на прохладную уральскую атмосферу. Поехала за мной, как ниточка за иголочкой. Как иначе? - поясняет старший Неволин.

Они осели в Лысьве. Подрастал первенец Дмитрий. Нина Николаевна работала заместителем заведующей центральной аптекой, Владимир – в стационаре. Там ему приходилось и нервной системой заниматься, и урологией, и травматологией.

Но клиническая физиология нервной системы привлекала все больше. Неволин стал искать, в каких городах Свердловской области развивается это направление. Хотелось осваивать новые методики, оборудование.

Из Нижнего Тагила на его письмо ответил главный врач – приезжайте, есть вакансия.

Как уговорил супругу оставить насиженное место, хорошую должность?

- Не уговаривал, она все поняла. У нас так заведено в семье. Жена – понимающий, мудрый, терпеливый человек, все для нас делает. Сыновей воспитывала практически без помощи бабушек-дедушек. Все на ее плечах – я часто на операциях. На ней садики, школы, весь быт и еще работа. Умела быть и заботливой, и строгой, чтобы сыновья настоящими мужчинами выросли.

По сути, в 80-90-х 1-я больница Нижнего Тагила отвечала, главным образом, за самочувствие жителей Вагонки, работников Уралвагонзавода. Сейчас принимает пациентов всего Горнозаводского округа. Свою историю это знаменитое медучреждение начало еще до Великой Отечественной, в 1933-м, с корпусов-бараков вблизи всероссийской стройки машиностроительного гиганта УВЗ.
1983 год. В Нижнем Тагиле только-только сданы в эксплуатацию здания корпусов стационара на улице Максарева. Несколько многоэтажных строений. Новое, самое современное медицинское оснащение. Даже первая в городе видеосвязь для общения родственников с пациентами, которые сами не могли передвигаться.

Открылась нейрохирургия. В тот период в городе направление травматологии было широко развито. На Вые действовало отделение для плановых операций – лечили грыжи, неосложненные повреждения позвоночника. 1-й горбольнице доставались экстренные травмы головного, спинного мозга.

Но уже к концу 80-х отделение на Вые закрыли, осталось одно общенейрохирургическое на Вагонке.

Неволин перебрался с женой и ребенком в Нижний Тагил. С коллегами оперировал сутками. Но вот что удивительно: сыновья не чувствовали себя обделенными родительским вниманием. Старший сын еще в школе сказал, что станет, как папа, врачом-хирургом. Готовился к вступительным экзаменам в мед самостоятельно.

Два года учебы в старшем звене, ездил через весь город с улицы Зари на Вагонке до Лебяжки в школу № 10, где открыли класс с медицинским уклоном. Папа с мамой сына на машине не доставляли. Тепличных условий детям не создавали. Да и не было тогда личного авто в семье. Парень сам разработал два варианта маршрута, в зависимости от скорости движения транспорта. От конечной до конечной на маршрутке, потом еще квартал пешком. Зима – не зима, слякоть - не слякоть. Никогда не пропускал занятия Валентины Васильевны Курочкиной, известной в Тагиле преподавательницы химии. У нее все поступали в медицинские вузы. Дима с братом Евгением – тоже не подвели свою учительницу.

- В 2007-м выпустился из Уральской медицинской академии, знал, что интереснее нейрохирургии ничего для меня нет. Повезло и с преподавателями в вузе. Такие эксперты нас учили, как заслуженный врач РФ, член правления ассоциации нейрохирургов России Владимир Сакович. Он входил в экспертную группу отечественных и зарубежных специалистов по идентификации останков семьи последнего российского императора Николая II.

Валентина Кунис. Любопытно, что Валентина Яковлевна ведет курс по дисциплине «Неврология, медицинская генетика». Глубоко изучает вместе со студентами наследственность - это свойство организма получать от родителей и передавать потомкам совокупность признаков.

- Вот я, видимо, и перенял от своих родных эту совокупность, - шутит Дмитрий.


Доктор, вот вы какой!


Очередной день в отделении нейрохирургии начался рано. Длительная сложная операция на первом поясничном позвонке. Диагноз «перелом позвоночника». Хирурги освободили зажатый осколками спинной мозг. Установили четырехвинтовую титановую систему, скрепили штангами.

В 1-й горбольнице проводят различные операции современного уровня. Как говорят хирурги, собирают все сломанное от головы и первого шейного позвонка до крестца. Специалисты учатся в Москве, Санкт-Петербурге, Новокузнецке. Неволин практиковался и в Германии.

– Всегда старался, чтобы врачи моего отделения тоже проходили обучение в ведущих клиниках, - делится Владимир Анатольевич. - Настоящий лидер не тот, кто растет сам в своем деле, а тот, кто дает раскрыться другим.

В течение лета в нейротравму попадают по 5-10 «ныряльщиков», приземлившихся на голову в воду или на землю. С разрушением атланта. Это названный в честь мифологического персонажа первый шейный позвонок человека. Такое имя ему дали за сходство с могучим греческим титаном Атлантом. Как мифический силач держит небосвод, так наш первый шейный позвонок страхует большой и тяжелый череп. Недавно один такой «летчик» со свернутым атлантом поступал в отделение. У него были нарушены движения во всех конечностях, а вскоре после выписки счастливчик уже водил машину.

- Мы даже опухоли оперируем – глиомы, менингиомы, новообразования задней черепной ямки. Конечно, часть пациентов отправляем в Екатеринбург, но с чем-то можем справиться и сами. Например, я оперировал мужчину с тремя опухолевыми очагами. У него были менингиома, глиома и метастазы в затылочную долю из другого органа. Все очаги удалили, - говорит старший Неволин.

Дмитрий Неволин, заведующий отделением нейрохирургии.

 

- А помнишь недавний случай? - обращается к отцу и коллеге Дмитрий Владимирович. - Полный вывих в шейном отделе. Парень ремонтировал что-то на крыше, не удержался, упал, приземлившись на голову. После подобных «полетов» редко выживают. Позвонки сместились настолько, что, казалось, спинного мозга не должно было остаться. Но его задержала кость. Долго оперировали, ювелирно. Спасали молодому человеку не только жизнь, способность двигаться.

Наш пациент ушел из больницы на своих ногах, расправив плечи. Хотя, по статистике, в результате травмы шейного отдела 70 процентов пострадавших умирают, из выживших 90% остаются инвалидами. И только 10% случаев заканчиваются полноценным выздоровлением. Вот попасть в эти проценты – большое удовлетворение от работы.

Среди особых случаев в практике нейрохирургов есть и трагикомические. Один гражданин поступил с опухолью в правом полушарии. Оно отвечает за пространственную ориентацию, критику собственного состояния. Поскольку у больного из-за новообразования нарушились нейронные связи, он перестал объективно воспринимать себя и происходящее. Не замечал, что у него большая видимая грыжа, неправильно сросшийся старый перелом руки. Более того, и родных убедил, что так все и должно быть.

Когда Неволин удалил опухоль из мозга пациента, тот вдруг все увидел и осознал – доктор, вот вы какой! И начал возмущаться: что с его телом не так? Куда смотрят врачи?

- Вернули адекватность на свою голову, - смеются медики.

Конечно, они не в обиде: самое страшное для хирургов – не суметь помочь человеку.

Между операциями нейрохирурги часто… чертят и рисуют. Делают наброски конструкций имплантатов. Типовые не всегда подходят. Под конкретный операционный случай – своя модель.
В отделении стремятся выйти на такие высоты, чтобы получить лицензию на проведение высокотехнологичных методов лечения. В принципе, уже вышли. Осталось решить формальные вопросы. И найти поддержку в этом вопросе в минздраве. Там тагильских нейрохирургов знают и ценят.

Рабочие сутки у Неволиных и их коллег нередко продлеваются до двух.

- Но все равно по дороге до дома обдумываешь следующую операцию. Врач должен развиваться во всех направлениях, в том числе и в научной области. Знать последние достижения, читать много литературы. Чтобы работать руками с чужим мозгом, нужно максимально тренировать свой собственный. Продолжать эволюцию. Почитайте антропологов, в их шутках много правды. Они утверждают: «В вяленом состоянии эволюционировать трудно».


Анжела ГОЛУБЧИКОВА.


ФОТО СЕРГЕЯ КАЗАНЦЕВА И ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА СЕМЬИ НЕВОЛИНЫХ.

Прочитали? Можете поделиться этим материалом в:

Поиск по сайту

Разделы