Предложить новость:


Все поля обязательны для заполнения!
Участвовать в конкурсе:
Прикрепить файл

0%
Все поля обязательны для заполнения!







Участвовать в конкурсе:
Положения конкурса
Закрыть
Блоги
Анжела Голубчикова

Никто не вправе выносить приговор пациенту
Читатели продолжают обсуждать тему, поднятую в публикации «Верю-не верю».

Откликов было много. Люди рассказывали свои печальные истории о недопонимании или некомпетенции врачей – одна другой трагичнее. Кто-то говорил спасибо, что не прошли мимо судьбы женщины, которая борется с онкологией: ее пример поднял дух другим. Звучали и упреки, мол, не надо постоянно поднимать волну негатива в адрес нашей системы здравоохранения – другой-то все равно нет. Редакционная папка с повествованиями на тему «Как тяжело лечиться в Нижнем Тагиле» не только не опустела, но даже и не уменьшилась.

Одно из них – в качестве продолжения спора, кто в ответе за поставленный диагноз пациенту - не могу обойти стороной.

У человека, пришедшего к журналистам, столько наболело! Только-только Ольга Савельева – очень многие тагильчане хорошо знают эту общественницу, активистку ветеранского движения, борца за установление статуса «Дети войны» - сама поднялась после тяжелой болезни, и вот пришлось пережить, наверное, самое страшное –похоронить дочь, обожавшую жизнь, строившую планы.

«Мама, я скоро буду здорова, меня ждут ученики, сын», - она была уверена, что справится с любым испытанием, ведь рядом близкие люди, любящий человек, мама, врачи. Врачи…

- С сентября прошлого года дочь находилась на «больничном», - вспоминает Ольга Ниловна. – Но на самом деле глубокого обследования не проводилось. Медики с радостью уцепились за диагноз, поставленный пять лет тому назад, и развели руками. Прежде у нее уже выявляли онкологию.

- Очень многое вызывает в этом сомнения. Но я хочу сказать о другом, - продолжает Ольга Ниловна. – О равнодушии, грубости и непробиваемой стене безучастия со стороны медиков. Не могу точно сказать, с какого момента началось это в нашей истории. Возможно, когда пытались выяснить причину заболевания легких у дочери в пульмонологии четвертой горбольницы? Или в поликлинике на улице Новострой, присылавшей ради «галочки» на дом к тяжело больной терапевта: никакой помощи от этого специалиста, даже моральной, мы не получали.

Родственники долго пытались провести обследования за свой счет, через связи и знакомства.

- Я подняла на ноги всех, - с трудом объясняет Ольга Савельева. - Написала жалобу в министерство здравоохранения после того, как в поликлинике услышала: «Что вы хотите, ей жить-то осталось пару месяцев». Потому что, даже если это и так, никто не имеет права выносить приговор пациенту. Так дожили до новогодних праздников. Ни обезболивающего, ни анализов, ни нормального лечения – дочь держалась из последних сил. Все время была в сознании и тихо ушла из жизни в канун Рождества. Когда я увидела заключение о смерти, которое нам тоже выдали с боем, намекая, что не надо жаловаться в министерство без спросу, то не поверила своим глазам. На этот предмет мы даже не обследовались.

Сейчас Ольга Ниловна живет общественной работой. И всеми силами пытается довести до конца начатую вместе с дочерью книгу о тагильчанах-детях войны, отчаянно ищет спонсоров. У нее уже почти получилось. Она обещала это родному человеку и обязательно сделает.



comments powered by HyperComments