Предложить новость:


Все поля обязательны для заполнения!
Участвовать в конкурсе:
Прикрепить файл

0%
Все поля обязательны для заполнения!







Участвовать в конкурсе:
Положения конкурса
Закрыть
Блоги
Борис Минеев

Натальина правда
Фамилию своей героини назвать не могу. Ее имя тоже придется изменить. Почему? Слишком нетипична история, заставившая женщину согласиться рассказать журналисту о происходящем с ней

Наталья – коренная тагильчанка, родилась и выросла на Вагонке. Все у нее было благополучно до второго брака. Первый закончился разводом из-за отсутствия детей, но хорошие отношения бывшие супруги сохранили. Вскоре каждый завел новую семью, у того и другого родились долгожданные наследники.

Вторым избранником Натальи стал ее сверстник. Парень работал на Уралвагонзаводе, его семья спокойно приняла невестку. Проблемы начались через какое-то время после рождения дочери, когда женщина стала частенько замечать неадекватное поведение мужа. Вскоре выяснилась и причина перемен: он употреблял наркотики.

По своему характеру Наталья с бедой не смирилась. Пыталась и уговорами, и ультиматумами отвлечь половину от пагубного пристрастия. Вот только добиться удалось немногого. Мужа между тем уволили с работы, с компанией друзей-наркоманов он расставаться и не думал. Кончилось все тем, что женщина пригрозила разводом.

Тогда-то и начались перемены в судьбе ее бывшего: он пропал. День о нем ничего не известно, другой, третий… Вместе со свекровью обратились в полицию, написали заявление. Вскоре пропавший подал весточку – находится в реабилитационном центре в деревне Реши, откуда его перевели в аналогичное учреждение Екатеринбурга.

Туда проведать отца своего ребенка и съездила Наталья. Удивилась условиям «лечения»: пациенты центра собирались в большом зале, долго и истово молились, причем служба сопровождалась то тихим коллективным бормотанием, то нервными истошными криками, то песнопениями. Это очень поразило далекую от религиозной жизни тагильчанку. Так она впервые столкнулась с сектой пятидесятников, куда попал ее бывший муж.

Только через полгода вернулся он домой. Перестал пить, курить, употреблять наркоту. На работу устраиваться не стал, зато регулярно отправлялся в один из частных домов на Кушве, где проходили службы секты. Приобщил к службам свою мать, вместе с которой днями читал литературу пятидесятников – христиан веры евангельской, как они себя называют.

Поначалу Наталья, вернувшаяся к своим родителям после развода, спокойно относилась к новому увлечению бывшего супруга. Пока не узнала, что вместе с собой, пока она на работе, он прихватывает их четырехлетнюю дочь. Забирает ее из садика, благо в родительских правах не ограничен, и везет с бабушкой на службу. Ребенок после этого действа приходит домой к маме какой-то нервный, дерганый. А на ее расспросы, почему дочь так меняется, бывшая родня отвечает уклончиво: мол, не волнуйся, все хорошо, ребенку на службе нравится.

Дальше – больше. Вскоре сектанты потребовали, чтобы вместе с ними на службы отправлялась и сама Наталья. Причем, не попросили, а именно потребовали: все члены семьи, даже распавшейся, должны участвовать в богослужениях и подчиняться правилам секты. По их мнению, Наталья живет неправильно: не разговаривает с богом, не исповедует веру, не отчисляет

церкви пятидесятников десяти процентов своих доходов. В ответ на отказ начались угрозы, а после просьбы не возить дочь на службы в отношении непослушной пошла откровенная агрессия – вплоть до угроз.

Окончательно добило Наталью утверждение дочери, пришедшей домой после очередной службы, что ей нужна другая мама. Это оказалось даже страшней выбитой бывшим мужем входной двери в квартиру. Угроза потерять доверие ребенка, в формировании мировоззрения которого самое деятельное участие принимают сектанты, заставило женщину инициировать процесс ограничения бывшего мужа родительских прав. Она считает, что только это может оградить дочь от влияния сектантов.

Мы живем сегодня в свободном обществе. Каждый сам решает, каких моральных и этических правил ему придерживаться, во что верить или нет. Вот только как быть с подрастающим поколением? Ему-то кто, кроме семьи, сформирует взгляд на жизнь?

Борис МИНЕЕВ.





comments powered by HyperComments