Логотип Тагильский Рабочий

Блокада - это моя судьба

Леонид Константинович и Ирина Александровна ФЕДОРОВЫ - блокадники, пережившие 400 из 900 дней блокады (16 из 29 месяцев нечеловеческих испытаний). Статус «Житель блокадного Ленинграда» присваивается тем, кто пробыл там не менее четырех месяцев.

Изображение Блокада - это моя судьба Скачать изображение в формате JPG

Чистая, ухоженная квартира, чувствуется женская заботливая рука. Солидный, гостеприимный хозяин. Атлетического телосложения мужчина в свои 84 года безаварийно водит машину и содержит садовый участок в образцовом состоянии, обеспечивая семью всеми необходимыми для питания плодами и овощами.

- Когда началась война, мне было два с половиной годика, - вспоминает Леонид Федоров. - Казалось бы, что может запомнить из блокадных испытаний ребенок? Но детская память удивительна. Всем рекомендую прочитать книгу Валентины Леоненко «Забвению не подлежит». На мой взгляд, это наиболее полный и правдивый рассказ о тех страшных днях.

Мы жили в Ленинграде. Мама работала грузчиком на электростанции. Отец трудился на одном из оборонных заводов, ушел добровольцем в народное ополчение и погиб на фронте в сентябре 1941 года.

«Стереть с лица земли»

Такое решение принял фюрер. Предполагалось окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять с землей. Первый артиллерийский обстрел Ленинграда фашисты провели 4 сентября 1941 года. А 8 сентября немцы совершили массированный авиационный налет и в этот же день захватили Шлиссельбург. Эта дата считается началом полной блокады Ленинграда.

Уже с 12 сентября 1941 года была введена карточная система. Норма хлеба на иждивенца (дети, старики и неработающие) резко снизилась до 125 граммов, работающие получали 250 граммов. Люди выстаивали громадные очереди, потому что на следующий день просроченный талон считался недействительным. И не пугали даже артобстрелы.

Летом 1941 года было эвакуировано около четырехсот тысяч детей в пионерлагеря и дома отдыха под Ленинградом. Немцы наступали очень быстро, и около 150 тысяч ребят вернулись обратно в город. А ближе к концу лета возле города уже шли бои.

Осенью 41-го наступили жестокие холода. Впервые Ладожское озеро замерзло полностью и была организована «Дорога жизни». В Ленинград везли продукты и топливо. Обратным рейсом эвакуировали жителей. Но не всем удавалось добраться до спасительного берега. Автомашины шли на дно, если лед был тонким, или попадали в воронки от бомб, либо расстреливались с фашистских самолетов.

В первую блокадную зиму от голода и холода погибло около 600 тысяч жителей, в том числе 200 тысяч детей. Из 100 умиравших 67% составляли мужчины. К концу блокады остались преимущественно женщины. Всего за период блокады умерло около 800 тысяч (по некоторым данным - около одного миллиона) человек.

90% вывезенных ленинградцев по медицинским меркам были дистрофиками различной степени. Это когда организм начинает «поедать» сам себя за счет внутренних органов, начиная с головного мозга. Изголодавшиеся люди, получив качественную еду, умирали от разрыва желудка, который у большинства был размером с грецкий орех. Но и с этой бедой справились. Для начала давали только одну ложечку овсяной каши. Через три часа вторую, и так, пока человека не выводили из состояния дистрофии.

По «Дороге жизни»

- Нас с братом и мамой эвакуировали в Ярославль и здесь уже распределяли, кого и куда направить дальше, - продолжает Леонид Константинович. - Так мы оказались в декабре 1942 года в Нижнем Тагиле, в котором жила мамина сестра. Прибыли поездом. Помню, как нас встречала тетя. И здесь же, на вокзале, угостила вкуснейшими пирогами с морковкой.

С вокзала шли пешком до нашего будущего жилища. Автотранспорта, дорог и асфальта в городе не было. Запомнились деревянные тротуары - доски, уложенные на поперечные отрезки бревен. Пришли в поселок Завязовский на Тагилстрое. Поселились в бараке. Длинный-длинный коридор и по 12 комнат с каждой стороны. Жили с соседями в комнатке на 16 квадратов. Всего там ютилось восемь человек. Но, как говорят, в тесноте, да не в обиде. Даже когда разъехались, поддерживали и поддерживаем дружеские отношения.

Соседи часто вспоминали, что, когда мы с братом раздевались и укладывались спать, на нас было страшно смотреть: кожа да кости. Но постепенно жизнь наладилась, мы начали поправляться. Мама работала воспитательницей в детском садике, а мы с братом подрастали.

После войны

- Дальнейшая судьба не отличалась от сверстников: школа, армия и работа, - говорит Леонид Федоров. - Всю свою трудовую жизнь посвятил Нижнетагильскому металлургическому комбинату. Проработал там 47 лет до 67, хотя на пенсию вышел по первой сетке (горячий стаж), с 50 лет. Работал контролером, подручным сталевара, разливщиком стали, мастером установки непрерывной разливки стали. Являюсь разработчиком всех технологий непрерывной разливки стали на НТМК.

Окончил вечерний факультет Нижнетагильского филиала УПИ. Получив диплом, перешел в лабораторию. Имею 60 публикаций в научных журналах, 15 патентов. В 2002 году защитил кандидатскую диссертацию «Разработка и внедрение технологии непрерывнолитых заготовок для производства железнодорожных рельсов в условиях НТМК», кандидат технических наук.

С женой Ириной Александровной познакомились во время учебы в институте. С тех пор вместе уже 60 лет.

Прочитали? Можете поделиться этим материалом в:

Новости из раздела

Читайте новости Тагила:

Поиск по сайту

Разделы