Логотип Тагильский Рабочий

Мама, которая не ругает за оценки. Юлия Целикова и ее семья

О встрече договаривались долго. Сложно было днем собрать всех членов семьи вместе: кто на работе, кто на учебе, младшая - в детском саду.

Изображение Мама, которая не ругает за оценки. Юлия Целикова и Скачать изображение в формате JPG

О встрече договаривались долго. Сложно было днем собрать всех членов семьи вместе: кто на работе, кто на учебе, младшая - в детском саду. И вот мы наконец входим в квартиру Целиковых…

В первые минуты было видно, что принимающая сторона несколько растерялась - не каждый день видишь «живых» журналистов. Растерялись и мы: которая из трех милых девушек (малышки не в счет) мама Юля? Тут же стало ясно, кто есть кто в семейной иерархии, но на протяжении всей встречи навязчивое чувство, что Юлия – старшая сестра девочек, не покидало.

Семья Целиковых – это мама Юля, папа Михаил и четыре дочки – Ксюша, Аня, Маша и Софа. Мама – пять лет учитель начальных классов православной гимназии, а в среднем звене преподает русский язык и литературу. Михаил – водитель грузовой ГАЗели, как сейчас принято - самозанятый, работает сам на себя. Вернее, на свою семью. Три дочери – гимназистки. Ксюша и Маша учатся в политехнической гимназии – в девятом и втором классах. Аня – семиклассница православной гимназии. Шестилетняя Софа только готовится к школе, а пока ходит в детский сад.

 

Ее богатство – полсотни детей

Так как наша героиня сегодня – мама, о ней подробнее. Юлия – коренная тагильчанка, до замужества жила на Вагонке, затем переехала на Гальянку, о чем ничуть не жалеет: оба микрорайона считает родными. Окончила 86-ю гимназию. Всегда хорошо училась. По сравнению с младшей сестрой-сорванцом была спокойной и воспитанной девочкой. Юля вспоминает:

- За что благодарна родителям: нас с сестрой никогда не сравнивали. И в нашей семье девочки, несмотря на возраст, на характеры, все равны. Еще не устаю говорить спасибо маме и папе за то, что меня не ругали за оценки. Своих детей и детей, которых учу, я тоже никогда не ругаю. Считаю, что отметка – это субъективное мнение учителя. А ребенка надо поддерживать.

После гимназии Юля поступила в Екатеринбург в УрГУ на факультет психологии: в старших классах серьезно увлеклась этой наукой, писала проекты, были определенные успехи, спала и видела себя детским психологом. Но в то время девушка оставалась еще домашним ребенком: когда после поступления в университет пришло осознание, что надо расстаться с родными, пришел страх.

Вернулась в Нижний Тагил. Вновь встал банальный вопрос: куда пойти учиться? С физикой и математикой у Юли теплых отношений не сложилось – политех отметался сразу. Оставался пединститут: русский язык и литературу девушка любила. Тогда – на филфак. О чем Юлия впоследствии никогда не пожалела.

Правда, учителем изначально быть не собиралась, рассчитывала – получу высшее образование, на этом первоначальный этап в будущей карьере завершится. После института поработала в детском саду, а потом родила старшую дочь Ксюшу. На этом с воспитательством было покончено. Через два с лишним года родилась Аня.

И тут вдруг Юлия решила круто изменить профессиональное образование – а почему бы не стать юристом? Заочно поступила в юридический институт, окончила его и даже пару лет поработала помощником адвоката. Поняла, что юриспруденция и связанная с ней бумажная работа – это совсем не ее. А тут на свет появилась Маша, следом за ней – София.

Михаил к профессиональным метаниям Юлии отнесся спокойно. По крайней мере, против не был: чем бы любимая жена ни тешилась…

После рождения младшей дочери Юлию пригласили в православную гимназию. Муж изначально не хотел, чтобы она работала – все-таки четыре ребенка, есть чем дома заняться.

- Но я понимала: дети растут, и постоянно сидеть дома не могу, - объясняет Юля, – иначе происходит некая деградация. Считала, что так или иначе я должна быть нужной обществу, как бы это пафосно ни звучало. Со временем вошла во вкус учительства: нравится заниматься с малышами, мне это очень близко. В начале учебного года набрала новый класс первоклашек. А в пятом преподаю русский и литературу. Меня везде окружают дети – и дома, и на работе. Всех считаю своими – и четырех родных, и 30 первоклассников, и 17 пятиклассников. Я богатая мама.

Мечтала ли о большой семье? Да. Знаете, как бывает: у маленького ребенка спрашивают, сколько детей ты хочешь? Вы не поверите, но я всегда хотела четырех. Не трех, не пятерых, а именно четырех. Правда, у меня в мечтах должны быть две девочки и два мальчика, но это уже другая история…

Когда родилась первая Ксюша, меня не покидало чувство, что в семье кого-то не хватает, что будут еще дети. Родилась Аня. И опять не оставляла надежда на следующего ребенка. Вот не было чувства полной семьи, и все. Подсознательно знала, что у нас должен появиться еще кто-то. Причем это не кошка и не собака, а именно ребенок.

У нашей героини целая философия построения собственной семьи. Когда Ксюша была маленькой, 2 года и 3 месяца, родилась Аня. Подросла Аня, и на свет появилась Маша. Кто-то скажет, что трое детей – это чересчур. На самом деле Юля так не считала. Между старшими девочками разница в возрасте небольшая, а вот младшие появились с перерывом в пять лет. И эта разница, считала мама, достаточно большая: девчонки старшие выросли, у них общие интересы, а Маша, получается, одна. И практически через год господь дал Целиковым маленькую Софию.

 

Считали ненормальной

Но чтобы семья соответствовала стройной Юлиной теории, Целиковым пришлось пройти трагический период. Когда она была беременна третьим ребенком, на шестом месяце у нее обнаружилась тромбофилия (болезнь, при которой нарушается процесс свертывания крови и значительно возрастает риск образования тромбов) со всеми вытекающими последствиями. Ребенка сохранить не удалось.

Впредь рожать Юле категорически запретили. Врачи говорили, что ребенка не выносишь. Но она была иного мнения:

- Я человек верующий и для себя решила: если Бог дал мне ребенка, он поможет мне его выносить. Машу мы с мужем называем «золотой» девочкой. В прямом и переносном смысле: она дорого досталась и морально, и физически, и, можно сказать, финансово.

Когда Юля решилась на Софию, ее все считали ненормальной – с таким-то заболеванием! Маша и София родились в перинатальном центре в Екатеринбурге, в Тагиле ответственность за мать и детей никто не решился взять.

Что пережил в тот период Михаил – его отдельная история, об этом он говорит лаконично: «Очень тревожно было, гнал от себя плохие мысли».Сразу после трагедии муж купил билеты на Кипр, оттуда – в Израиль, у Юли тогда состояние было – как будто в невесомости. Она очень благодарна Михаилу, что отвез подальше от горя, как мог, отвлек.

- Дети – это дар Божий, - продолжает Юля. – Мы хотели детей, мы просили о большой и дружной семье, мы ее имеем. Многие окружающие нас люди реагируют по-разному. Когда я была беременна младшей дочкой, мы всей семьей поехали на море. Представьте картину: трое детей, из которых маленькой Маше всего годик, и я – глубоко беременная. Реакция прохожих была разной. Кто-то останавливался и говорил: «Молодцы! Здорово!» А кто-то вслед бросал: «Нищету плодят».

Я не считаю, что нас в семье много. Рядом с нами семьи, где действительно большое количество детей. У Ксюши, Маши и Софии крестный – батюшка Максим Захаров из Черноисточинска, у него пятеро детей. Работая в православной гимназии, вижу, как много там семей, в которых восемь, десять детей. Мне не кажется это чем-то запредельным. А понятие: если много детей, то в семье нищета, абсурдно. Моя мама всегда хотела внучек, с самого детства нам с сестрой говорила: девочку рожаете для себя, мальчика – для жены.

Михаил, конечно, хотел сына и ничуть этого не скрывает. Но абсолютно не жалеет, что окружен такими любимыми, такими ласковыми дочками. На вопрос, как ему живется среди пяти девочек, опять же лаконично отвечает: «Счастливо».

Михаил уже который год строит дом в Черноисточинске. Место очень красивое, недалеко храм Петра и Павла, куда Юля ходит с 2003 года, а теперь посещают его все вместе. До двухэтажного дома, в который переедет семья, пока далековато, готов только первый этаж, правда, подведены все коммуникации, и Целиковы с удовольствием туда приезжают, остаются на каникулы, на выходные.

Мы с ней подружки

Пора познакомиться поближе и с девочками.

У Ксюши – девятый класс, а это значит, большая часть времени посвящена подготовке к ОГЭ, а еще факультативы по биологии, химии, русскому языку: дальнейшую после школы жизнь хочет связать с медициной. Девочка она активная – староста класса, занимается в гимназии в центре детских инициатив, с историческим обществом побывала во многих российских городах.

Аня несколько лет серьезно занимается художественной гимнастикой. Кандидат в мастера спорта, ездит на соревнования, этим летом была в Кисловодске, в Пензе. Любимый гимнастический предмет – мяч.

По стопам старшей сестры пошла юная гимнастка Маша, спортом начала заниматься еще в детском саду. На соревнованиях, где участвует Аня, она – самый страстный болельщик.

Аня и София немногословны, а вот Ксюша и Маша очень открытые и коммуникабельные девочки. На все вопросы вызвалась отвечать старшая сестра.

- А вас правда не ругают за оценки?

- Правда. Но надо учитывать, что мы все хорошо учимся, я и Аня хорошистки, а Маша отличница. А если случаются у нас редкие двойки или тройки, мы расстраиваемся, а не мама, она всегда успокоит и поддержит.

- Мама – учитель. Как-то проявляются эти ее качества дома? К примеру, говорит с вами менторским тоном?

- Скорее, наоборот. Мама общается с нами на равных, можно сказать, мы с ней подружки. Она понимает и доверяет. Теплые и доверительные отношения у нас сложились еще до того, как мама пошла работать в школу.

- Она веселый человек?

- Да, очень. Отлично умеет всех рассмешить, у нее хорошее чувство юмора. В зависимости от ситуации семейные шутки случаются часто. Я люблю такие моменты.

- Ксюша, а когда-нибудь маму принимали за твою старшую сестру?

- В глаза не говорили, но, уверена, так многие думают.

 

Я что, за медаль рожала?

За чаем продолжаем разговор с Юлией.

- Если бы не здоровье, родила бы еще?

- Нет. Надо вовремя остановиться. Я люблю детей, но каждому ребенку нужно что-то дать. А время идет – я не молодею. Можно сегодня и в 50 родить, но успеешь ли все дать ребенку? Не только одеть и накормить, а в плане духовности, в плане каких-то действий. Очень часто слышу: рожайте пятого, получите медаль. Я что, за медаль рожала?

- Как вы считаете, сейчас государство достаточно помогает многодетным семьям?

- Всегда привожу пример: дочь наших знакомых живет в Америке, вот там государство никак не помогает. Ребенок рождается, и через три месяца ты должна выйти на работу, причем без какого-либо выходного пособия. Никакие декретные не выплачиваются. Многодетная семья – это твоя проблема.

У нас государство помогает. Я не могу сказать, что денег нам категорически не хватает. Мы осознанно шли на такое количество детей, и государство поддерживает пособиями, льготами – дети бесплатно питаются в школе, получают подарки, билеты в театры. Ну и мы с мужем работаем. Конечно, если бы жили только на пособия, было бы тяжеловато. У нас, слава Богу, и дедушки с бабушками есть, чем-нибудь стараются помочь. Конечно, денег много не бывает. Но считаю, когда их много – тоже ничего хорошего. Они развращают.

Путешествие для Целиковых – пока мечта. Когда встает вопрос, съездить куда-нибудь или лестницу на второй этаж на даче сделать, выбирают второй вариант. Искренне считают: в Черноисточинске летом так хорошо, что никаких морей и заграниц не надо. Старшие девочки и так много ездят по России, а младшим хорошо на даче, где на участке – бассейн, батут и другие развлечения, а на 10 сотках – лес с красноголовиками и груздями.

Не обошли в беседе и семейные традиции Целиковых. Как же без них?

- Каждые выходные мы печем пиццу, - рассказывает Юлия. - И старшие девочки уже прилично готовят, любят что-нибудь интересное, необычное, в общем – экспериментировать. Им в помощь – кулинарные программы на канале «Пятница». Отлично получаются торты, печенье.

Еще одна традиция – передавать из семьи в семью столовый набор со множеством предметов фирмы «ЗиК» (завод имени Калинина). Мне он достался от мамы, той – от ее мамы и так далее; владеет посудой уже четвертое поколение. Не достаем набор даже по великим праздникам – это же семейная реликвия! Как буду делить сервиз между девочками, пока не решила.

Еще одна традиция – ходить каждое воскресенье в храм. Старшие окончили воскресную школу, младшие сейчас посещают. Очень нравится. И в храм идут с удовольствием, знают порядок службы, чувствуют там себя как дома.

- Юля, а уроки проверяете?

- У них? Да что вы! Машу еще могу проконтролировать, а к старшим даже не суюсь. Их учеба – это не наша школа. Я мало что понимаю в том, что задают девочкам. Особенно это касается точных наук: пока зачитываю задачу, к концу не помню ее начала. «Сколько весит килограмм асфальта, если ежику 24 года» – примерно так она для меня звучит.

- Вы словесница. Следите за речью своих домашних?

- Когда неправильно говорят, конечно, тут же исправляю. Правда, папе не очень нравится, но ухо-то режет. Всем девочкам с детства я каждый вечер читала и продолжаю младшим читать книги. Перед сном. Огромное количество книг перечитали. Причем та же Маша не любит маленькие книги, ей подавай потолще, с длинными историями.

Я против соцсетей, дочки это знают и принимают. Меня самой там нет. Не запрещаю им доступ, не ограничиваю, но у них просто нет на это времени. Не контролирую, сколько они там времени проводят, но знаю, что мало.

- А у самой есть время на что-то рукодельное: вязание, шитье, хэнд-мэйд?

- Люблю заниматься мыловарением. Люблю шить. Научила девчонок шить, вышивать. В свое время сама вышивала иконы бисером. Но сейчас с увлечением – никак: у девочек школы, секции, надо успеть везде. Первая половина дня – работа, вторая – девчачьи заботы. Спасает машина.

- А что с истинно женскими радостями – салонами красоты, косметическими процедурами, массажем?

- Только маникюр, остальное я не люблю. Не говорю, что это хорошо, наверное, плохо. Но у меня подруга парикмахер, так что в салоны мы с девочками не ходим.

- А папа умеет заплетать косички?

- Нет, но при случае кривой хвостик сделает.

- На кого вы можете уверенно оставить младших?

- Если поиграть с детьми, то на Аню, если покормить, уроки сделать – здесь вся надежда на Ксюшу. А так малышки у нас самостоятельные.

- Навскидку вспомните какие-нибудь курьезные случаи с детьми, может, экстремальные?

- Ане был месяц, Ксюше почти 2,5 года. Я на кухне что-то готовила, Анечка лежала на диване. И вдруг слышу голос старшей: «Мамочка, я тебе ее несу». Влетаю в комнату, Ксюша тянет Аню за ноги, и на диване уже только одна голова младенца остается, в последний момент хватаю ребенка. Таких экстремальных случаев было немало. Например, Маша маленькая, Софа еще меньше. Маша кричит: «Мама, я ее люблю» и наваливается всем тельцем. А у меня в голове: Господи, хоть бы ничего не сломала.

Иногда вечером приходила домой и в панике думала: «Я всех из садика забрала?» И буквально пересчитывала. Как-то вечером собираю Машу на гимнастику и вдруг понимаю, что забыла Софу забрать из садика. Кричу: «Ксюша, беги быстрее за ребенком!»

…День матери в семье Целиковых отмечают, как и другие праздники. Старшие девочки обязательно приготовят что-нибудь вкусное, Маша и Софа сделают сувениры своими руками. От Михаила – обязательно цветы. Причем он их дарит жене не только на День матери или 8 Марта. А просто так. Потому что любит.

 

Елена РАДЧЕНКО.

ФОТО СЕРГЕЯ КАЗАНЦЕВА.

 

ФОТОРЕПОРТАЖ.

Прочитали? Можете поделиться этим материалом в:

Поиск по сайту

Разделы